Итальнский Ножевой бой. Манфредония. Школа Вуоволо

В Санчино была прекрасная возможность попрактиковаться с мастером Gianluca Verdini .

Ножевой бой, а точнее дружеская тирата с представителем одной из старейших школ Манфредонии – школы семьи   Вуоволо… это просто подарок судьбы!

Это школа уходит корнями в далекое прлшлое и связано с  тайными обществами  «Рыцарей чести и смирения».

Многим русскоязычным ножевикам известна школа семьи Тримино… так вот Вуоволо – это другая семья и стиль в контексте все тойже древней традиции.

В школе практикуют бой на палках, ножах и другие воинские практики…

В этой среде ножевой бой  выполнял роль орудие чести (как в дворянстве, было распространено решения вопросов чести мечом).
Легенды  школы отсылаю нас во временя крестоносцев и легендаронму ордену тамплиеров. Легенда о трех рыцарях  и их первым ученикам… Пеппино ди Монталбано и Сальваторе Бальзамо…

Так вот эти Пятеро создали общесто.. Пять и не менее пяти. Пять и не более пяти. так говоят в обществах чести. .

Школа до сих пор имеет закрытую часть и о ней известно немного … А те кто знают молчат.  Про открытую информацию можно сказать:

Навечка учили … Любое  бесчестье должно было быть оплачено кровью виновным или его семьей.
Для входа в сообщество  давали  клятву доверия в команде и главе (каппе)

Затем новечку рассказывали о правилах жизни для поведения, основанных на честности и терпимости членов общества; образованный, чтобы управлять страхом поддерживать мужество, ясность, каждую ситуацию; строго подготовленный к боевым ситуациям: инструктировали их и  в обороне голыми руками, с палкой и с ножом.

Адепт должен был следить за справедливостью и честью в делах  личных и семейных; а такжепомогал каппе исполнять защиту слабых и безоружных.
19 век и ранее… Это были времена, когда отсутствие государства было эндемическим в южной окраине Италии.
Последний мастер  этого старого воинского искуства, легенды о котором  хранит местная память, был Matteo .

Grand Master  Matteo Bernadetti

Более ста лет назад он изучал искусство палки у старого пастуха, который практиковал его с образцовой скромностью.
Вынужденный эмигрировать в Буэнос-Айрес, где это искусство практиковали в публичных турнирах, Маттео заработал титул чемпиона Аргентины, который долгое время оставался за ним.

Когда он вернулся в Манфредонию, он открыл школу.

Школа начиналась с ножевого боя, где к тому времени уже использовалось деревянное оружие  по очевидным соображениям безопасности.

В школе есть 5 форм…  Среди техник практикуется
specchio и galeotta.

Каждая форма включала набор методов, смешанных в соответствии с потребностями, продиктованными боевыми действиями.
Предпочтительным оружием был  длинный нож но таже они испольуют бритву .

Смертельная дуэль была возможн и к ней готовили но тольк на случай, когда необходимо было защищать честь.

Продолжателем школы в 20 веке стал мастера Джузеппе Вуоволо. Школа мастера Джузеппе Вуоволо пользуется большим уважением в италии. Школа, основанная на древних  кодексах чести,  воинской этике и путям, испаведуют защиту  для слабых и сражающихся за Истину.

Grand Master Borgia and a young Master Vuovolo in a

Его ножевой бой , бой палкой, рукопашка и фехтовальные методы эволюционировали и отличались от первоначальной школы, а также основаны на его личном опыте с различными итальянскими мастерами и экспертами. Например … он научился сражаться с палками и короткими палками  от апулийских цыган.

Интересная сложная и многоуровневая школа. Это не просто боя это высокое искусство фехтование где каждое действие расчитано с матиматической точностью и подченено Высокому искусству!

Маэстро Джузеппе Вуоволо родился в 1930 году и жвы до сих пор !

 

 

Тест шокера на людях

Это виде не говорит о том, что шокер это плохое средство самообороны. Также мы не  хотим сказать, что его нельзя использовать в самозащите …

Люди на видео не обладают особыми сверх способностями… И это не еденственный электрошокер который они тестировали на себе.

Когда вам рассказывают рекламу о том какой убийственный шокер вам продают… помните что в магазин никогда не попадет сертельно опасное средство самозащиты. Никто не захочет отвечать за вас.

Другое дела полицейские и военные электрошокеры. Помню в 1995 году был случай что нас с ребятами разложили на полу полицейские и для острастки приложили шокерм. Судрага была жесткая и то с первого раза это не остудило…  К чему это?

Цель видио обратить внимание. Если вы пользуетесь оружием вы всегда должны знать его сильные и слабые стороны. Понимать степень опасности, знать последствия.

Особенно это касается легальных средств самообороны. ИМХО – тестируйуя  их перед употреблением, появляется РЕАЛЬНОЕ понимание… что может и чего не может ваша средство защиты.

(с) Андрей Север из Данза Макабра.

 

 

Всероссийский Всестилевой чемпионат по ножевому бою

 

27 января 2008 года мне довелось побывать и поучаствовать во Всероссийском всестилевом чемпионате по ножевому бою в Москве.

Правила… Жесткие… но тем интересней! Нож дает победу по очкам. Зона поражения полная, запрещены только уколы в лицо. На глаза одеты защитные очки. Рукопашка и борьба допускается, можно бить в пах,  кусаться через одежду, давить на глаза и т.п. То есть можно выиграть по нокауту или болевому, а можно порезав или заколов противника. Если боец терял нож, он продолжал бой без оружия.

 

 

“Обоюдки” – беда многих фехтовальных соревнований – жестоко наказывались. То есть за две обоюдки спортсменов могут дисквалифицировать. Что справедливо – если оба бойца «умерли» во время боя, пусть уступят место другим.  Чемпионат проходил уже в седьмой раз, и год от года уровень бойцов становиться все выше, поэтому и правела жестче.

В соревнованиях приняли участие 115 бойцов. После объявления правил и разрешенных ударов в пах несколько бойцов взяли самоотвод.

Поверьте, там было на что посмотреть. Более чем 250 боев… Всего 2-3 более менее удачных отбирания ножа… Всего 1-2 нокаута и нокдауна. Около 10 случаев, когда бой заканчивался в первые пять секунд порезом шеи… Случаев, когда безоружный боец «делал нокаутом» ножевика, в принципе не было ни одного…

Очень много ударов ногами, в том числе высоких, из которых ножом  “подрезались” только 20%.

Большинство участников отрабатывают на тренировках атаку в пах, поэтому такие проходки почти не работали. Для пущего эффекта – куча крови от легких порезов головы шеи и рук деревянными ножами, которые, на мой взгляд, можно было обработать наждачкой чуть лучше…  Бои проходили по олимпийской системе – проиграл=вылетел.

Море азарта, море эмоций, море удовольствия.

В результате победителями соревнований стали: 

1 место – Бугаев МСК-Кои
2 место – Хадневич – “Штурм”
3 место – Емельянов “Оймикон”

Если вы настоящий ценитель ножевого боя, то это мероприятие – настоящий праздник для вас. Чемпионат ежегодный и вы можете не только стать зрителем, но и принять участие в этих открытых соревнованиях. Чемпионат проводится Федерацией свободного ножевого боя России (fsnb.ru), и если вы соберетесь в Москву, то  на их сайте найдете информацию об очередном чемпионате и месте его проведения. Поезжайте, не пожалеете!

 

27 января 2008 года мне довелось побывать и поучаствовать во Всероссийском всестилевом чемпионате по ножевому бою в Москве.

Правила… Жесткие… но тем интересней! Нож дает победу по очкам. Зона поражения полная, запрещены только уколы в лицо. На глаза одеты защитные очки. Рукопашка и борьба допускается, можно бить в пах,  кусаться через одежду, давить на глаза и т.п. То есть можно выиграть по нокауту или болевому, а можно порезав или заколов противника. Если боец терял нож, он продолжал бой без оружия.

“Обоюдки” – беда многих фехтовальных соревнований – жестоко наказывались. То есть за две обоюдки спортсменов могут дисквалифицировать. Что справедливо – если оба бойца «умерли» во время боя, пусть уступят место другим.  Чемпионат проходил уже в седьмой раз, и год от года уровень бойцов становиться все выше, поэтому и правела жестче.

В соревнованиях приняли участие 115 бойцов. После объявления правил и разрешенных ударов в пах несколько бойцов взяли самоотвод.

Поверьте, там было на что посмотреть. Более чем 250 боев… Всего 2-3 более менее удачных отбирания ножа… Всего 1-2 нокаута и нокдауна. Около 10 случаев, когда бой заканчивался в первые пять секунд порезом шеи… Случаев, когда безоружный боец «делал нокаутом» ножевика, в принципе не было ни одного…

Очень много ударов ногами, в том числе высоких, из которых ножом  “подрезались” только 20%.

Большинство участников отрабатывают на тренировках атаку в пах, поэтому такие проходки почти не работали. Для пущего эффекта – куча крови от легких порезов головы шеи и рук деревянными ножами, которые, на мой взгляд, можно было обработать наждачкой чуть лучше…  Бои проходили по олимпийской системе – проиграл=вылетел.

Море азарта, море эмоций, море удовольствия.

В результате победителями соревнований стали: 

1 место – Бугаев МСК-Кои
2 место – Хадневич – “Штурм”
3 место – Емельянов “Оймикон”

Если вы настоящий ценитель ножевого боя, то это мероприятие – настоящий праздник для вас. Чемпионат ежегодный и вы можете не только стать зрителем, но и принять участие в этих открытых соревнованиях. Чемпионат проводится Федерацией свободного ножевого боя России (fsnb.ru), и если вы соберетесь в Москву, то  на их сайте найдете информацию об очередном чемпионате и месте его проведения. Поезжайте, не пожалеете!

27 января 2008 года мне довелось побывать и поучаствовать во Всероссийском всестилевом чемпионате по ножевому бою в Москве.

Правила… Жесткие… но тем интересней! Нож дает победу по очкам. Зона поражения полная, запрещены только уколы в лицо. На глаза одеты защитные очки. Рукопашка и борьба допускается, можно бить в пах,  кусаться через одежду, давить на глаза и т.п. То есть можно выиграть по нокауту или болевому, а можно порезав или заколов противника. Если боец терял нож, он продолжал бой без оружия.

“Обоюдки” – беда многих фехтовальных соревнований – жестоко наказывались. То есть за две обоюдки спортсменов могут дисквалифицировать. Что справедливо – если оба бойца «умерли» во время боя, пусть уступят место другим.  Чемпионат проходил уже в седьмой раз, и год от года уровень бойцов становиться все выше, поэтому и правела жестче.

В соревнованиях приняли участие 115 бойцов. После объявления правил и разрешенных ударов в пах несколько бойцов взяли самоотвод.

Поверьте, там было на что посмотреть. Более чем 250 боев… Всего 2-3 более менее удачных отбирания ножа… Всего 1-2 нокаута и нокдауна. Около 10 случаев, когда бой заканчивался в первые пять секунд порезом шеи… Случаев, когда безоружный боец «делал нокаутом» ножевика, в принципе не было ни одного…

Очень много ударов ногами, в том числе высоких, из которых ножом  “подрезались” только 20%.

Большинство участников отрабатывают на тренировках атаку в пах, поэтому такие проходки почти не работали. Для пущего эффекта – куча крови от легких порезов головы шеи и рук деревянными ножами, которые, на мой взгляд, можно было обработать наждачкой чуть лучше…  Бои проходили по олимпийской системе – проиграл=вылетел.

Море азарта, море эмоций, море удовольствия.

В результате победителями соревнований стали: 

1 место – Бугаев МСК-Кои
2 место – Хадневич – “Штурм”
3 место – Емельянов “Оймикон”

Если вы настоящий ценитель ножевого боя, то это мероприятие – настоящий праздник для вас. Чемпионат ежегодный и вы можете не только стать зрителем, но и принять участие в этих открытых соревнованиях. Чемпионат проводится Федерацией свободного ножевого боя России (fsnb.ru), и если вы соберетесь в Москву, то  на их сайте найдете информацию об очередном чемпионате и месте его проведения. Поезжайте, не пожалеете!

27 января 2008 года мне довелось побывать и поучаствовать во Всероссийском всестилевом чемпионате по ножевому бою в Москве.

Правила… Жесткие… но тем интересней! Нож дает победу по очкам. Зона поражения полная, запрещены только уколы в лицо. На глаза одеты защитные очки. Рукопашка и борьба допускается, можно бить в пах,  кусаться через одежду, давить на глаза и т.п. То есть можно выиграть по нокауту или болевому, а можно порезав или заколов противника. Если боец терял нож, он продолжал бой без оружия.

“Обоюдки” – беда многих фехтовальных соревнований – жестоко наказывались. То есть за две обоюдки спортсменов могут дисквалифицировать. Что справедливо – если оба бойца «умерли» во время боя, пусть уступят место другим.  Чемпионат проходил уже в седьмой раз, и год от года уровень бойцов становиться все выше, поэтому и правела жестче.

В соревнованиях приняли участие 115 бойцов. После объявления правил и разрешенных ударов в пах несколько бойцов взяли самоотвод.

Поверьте, там было на что посмотреть. Более чем 250 боев… Всего 2-3 более менее удачных отбирания ножа… Всего 1-2 нокаута и нокдауна. Около 10 случаев, когда бой заканчивался в первые пять секунд порезом шеи… Случаев, когда безоружный боец «делал нокаутом» ножевика, в принципе не было ни одного…

Очень много ударов ногами, в том числе высоких, из которых ножом  “подрезались” только 20%.

Большинство участников отрабатывают на тренировках атаку в пах, поэтому такие проходки почти не работали. Для пущего эффекта – куча крови от легких порезов головы шеи и рук деревянными ножами, которые, на мой взгляд, можно было обработать наждачкой чуть лучше…  Бои проходили по олимпийской системе – проиграл=вылетел.

Море азарта, море эмоций, море удовольствия.

В результате победителями соревнований стали: 

1 место – Бугаев МСК-Кои
2 место – Хадневич – “Штурм”
3 место – Емельянов “Оймикон”

Если вы настоящий ценитель ножевого боя, то это мероприятие – настоящий праздник для вас. Чемпионат ежегодный и вы можете не только стать зрителем, но и принять участие в этих открытых соревнованиях. Чемпионат проводится Федерацией свободного ножевого боя России (fsnb.ru), и если вы соберетесь в Москву, то  на их сайте найдете информацию об очередном чемпионате и месте его проведения. Поезжайте, не пожалеете!

Кобудзюцу Таура Мусо Рю

Я всегда с некоторым придыханием смотрел на мощь, мастерство и красоту японских самураев. Все-таки в этих узкоглазых парнях есть что-то завораживающее – один Кодекс Бусидо чего стоит.

Да и убивали они по-особому, красиво, что говорить – одежды, ритуалы, отношение к мечу…  Всегда хотелось попробовать, проверить это искусство на себе. Во многом это желание, видимо, было связано с фильмом «7 самураев» из детства….

Но речь не об этом, у нас в Латвии найти настоящего самурая не так-то просто. Но если задаться целью, возможно все.

Есть у нас такая школа, КИСИНТАЙ называется. Туда два раза в год приезжает известный японский мастер боевых искусств сенсей Юдзи Мацуой. Он настоящий японец, потомственный самурай и преподает он не новомодное кен-дo, а классическое кобудзюцу. А именно, семейную школу Кобудзюцу Таура Мусо Рю (кому интересно, вот ссылка на сайт школы в Интернете: www.kishintai.lv)

В школе преподается комплексный подход к изучению оружия: меч, палка, шест, нож и нагината… А также комплекс приемов без оружия – дзю-дзюцу. Причем  это – старая классическая школа, где можно увидеть ту технику самураев, как они бились и 500 лет назад…

Не правда ли заманчиво? Одна незадача, школа закрытая и на семинар сенсея Мацуоя так просто не попасть. Как говориться, посторонним вход воспрещен! Но как быть, если очень хочется взглянуть? Пришлось повязать белый пояс и отправиться записываться в школу еще за пару месяцев до приезда сенсея.

Итак, первая тренировка.  Прежде всего, очень порадовал зал и очень дружественное отношение к новичкам… Но скоро  радость закончилась, и пришло понимание, что самурай – это не просто фехтование, батманы и дистанция, а особая философия, особая манера движений и как следствие для меня – повальное переучивание…

 

Для меня, как человека по натуре раздолбайского, привыкшего к простому дрыномашеству, который максимум способен на салют перед началом свободного спарринга, оказалось очень сложным войти в мир ритуалов, точности движения и комбинаций, передающихся в виде боевых традиционных форм в течение последних 500 лет.

Прежде всего, трудным оказалось начать двигаться по-самурайски. И дело даже не в центре тяжести, в рукопашке, чтобы не пропустить подсечку, его тоже надо занижать и прыгать также противопоказано. Здесь возникла другая проблема. Все это нужно было делать босиком, а я привык к кроссовкам, туфлям или, в крайнем случае, сапогам… Мои движения явно не устраивали преподавателя.

 

В Риге школу Кобудзюцу Таура Мусо Рю представляет  и руководит центром «Кисинтай» Владимир Юсупжанов – президент Латвийской федерации иайдо, вице-президент Латвийской федерации айкидо, 6 дан Мугэнрю хэйхо. Владимир Юсупжанов, ученик Юдзи Мацуоя, является техническим инструктором и официальным представителем школы Мугэнрю хэйхо в Латвии.

Для начала все было более-менее понятно… несложные связки на 1-3 движения… этакие  своеобразные базовые комбинации. Поклоны, ритуалы приветствия – более строгие, чем в обычных «наших» школах каратэ или Дзюдо… Долго думал, как к этому всему этикету относиться, учитывая, что меня интересует голая техника, потом решил – к этим ритуалам просто надо привыкнуть, а в чужой монастырь со своим уставом не ходят. 

Что касается приемов – в принципе они особо не отличаются от европейских – те же батманы, переводы, все те же 8 ударов, уколы. Только делают они это по-своему, манера движений другая. В общем, в борьбе с привычками и собственной моторикой прошли два первых месяца ожидания сенсея Мацуоя. И вот настал первый день семинара.

Сенсей соответствовал всем стереотипам, связанным с имиджем японского мастера боевых искусств. Маленький, плотный, с добродушным довольным лицом и постоянной улыбкой. Да, именно так должен выглядеть мастер, глава школы с 8 даном.

После исполнения первой же формы с мечом, которую, как мне казалось, все кроме меня делают отлично, по-самурайски, сенсей развеял наши иллюзии и объяснил, что то, что мы делаем, больше похоже на танцы, позерство, но никак не на бой на мечах. То, что мы делали, сенсей Мацуой называл – «плаваньем на татами», в том смысле, что мы выполняем упражнение как упражнение, а не как реальный блок или удар, способный разрубить человека.

Затем началась парная работа  (это тоже такие своеобразные формы из комбинаций 3-12 движений). К сожалению, спарринги они не практикуют, насколько я понимаю, как и в других классических школах кобудзюцу. И тут вскрылось куча ошибок, хотя мы пытались все делать максимально реально. Оказалось, что при отклонении направления разрубающего удара от заданного формой=идеала меч дает угол, при котором разрубание противника пополам уже невозможно (меч в ребрах застрянет, говорил сенсей)…

Конечно, такое знание анатомии для техники меча впечатлило, тем более что большинство школ европейского фехтования не может похвастаться такими знаниями. Хотя с другой стороны их представители никогда и не заморачивались принципом  – «одним ударом пополам».

В целом семинар показал, что вся техника в Кобудзюцу Таура Мусо Рю строится на шагах… Это примерно так, как фехтовали в Европе до изобретения выпада. Выпад присутствует, но неглубокий.

Система парирования сравнима с европейскими парированиями в верхний и нижний сектор (квартой, терцией, секундой и примой) но с некоторыми японскими особенностями и той разницей, что для японцев голова – это отдельный сектор, блокируя который, они несколько поднимают орудие, чтобы принять удар на сильную часть клинка. Возможно, это связано с тем, что, работая двумя руками, удары оказываются намного сильнее.

Конечно, работать, держа клинок двумя руками, что является визитной карточкой традиционного кендзюцу, оказалось очень непривычно, так как при этом существенно сокращается дистанция. К тому же, меч несравненно короче и легче европейского двурушника и в принципе легко позволяет работать одной рукой.

В целом, семинар для меня оказался очень интересным и познавательным. Повторюсь, что, к сожалению, в этой традиционной школе нет свободных спаррингов и некоторые мои сомнения довольно сложно проверить… Но этот опыт, хоть и короткий, все равно был очень позитивным и, думаю, оставил свой след в моей схеме движений и хоть на чуточку, но сделал меня японцем.

Тем более, что школа обладает действительно большим потенциалом, многообразием достаточно простых и от этого гениальных приемов и эффективных комбинаций, способных стать сокровищем в коллекции приемов любого фехтовальщика, занимающегося прикладным боем.

Могу от всего сердца порекомендовать эту школу всем тем, кто интересуется японской культурой. Тем, кого зачаровывает изящество ритуала и красота традиционных японских школ. Пусть не всегда понятные, но по древнему мудрые и проверенные многовековым опытом. Хочу посоветовать эту школу тем, кто готов усидчиво и многократно оттачивать мастерство одного движения, доводя его до совершенства. Тем, кто готов к труду над собой.

 

Я всегда с некоторым придыханием смотрел на мощь, мастерство и красоту японских самураев. Все-таки в этих узкоглазых парнях есть что-то завораживающее – один Кодекс Бусидо чего стоит.

Да и убивали они по-особому, красиво, что говорить – одежды, ритуалы, отношение к мечу…  Всегда хотелось попробовать, проверить это искусство на себе. Во многом это желание, видимо, было связано с фильмом «7 самураев» из детства….

Но речь не об этом, у нас в Латвии найти настоящего самурая не так-то просто. Но если задаться целью, возможно все.

Есть у нас такая школа, КИСИНТАЙ называется. Туда два раза в год приезжает известный японский мастер боевых искусств сенсей Юдзи Мацуой. Он настоящий японец, потомственный самурай и преподает он не новомодное кен-дo, а классическое кобудзюцу. А именно, семейную школу Кобудзюцу Таура Мусо Рю (кому интересно, вот ссылка на сайт школы в Интернете: www.kishintai.lv)

В школе преподается комплексный подход к изучению оружия: меч, палка, шест, нож и нагината… А также комплекс приемов без оружия – дзю-дзюцу. Причем  это – старая классическая школа, где можно увидеть ту технику самураев, как они бились и 500 лет назад…

Не правда ли заманчиво? Одна незадача, школа закрытая и на семинар сенсея Мацуоя так просто не попасть. Как говориться, посторонним вход воспрещен! Но как быть, если очень хочется взглянуть? Пришлось повязать белый пояс и отправиться записываться в школу еще за пару месяцев до приезда сенсея.

Итак, первая тренировка.  Прежде всего, очень порадовал зал и очень дружественное отношение к новичкам… Но скоро  радость закончилась, и пришло понимание, что самурай – это не просто фехтование, батманы и дистанция, а особая философия, особая манера движений и как следствие для меня – повальное переучивание…

Для меня, как человека по натуре раздолбайского, привыкшего к простому дрыномашеству, который максимум способен на салют перед началом свободного спарринга, оказалось очень сложным войти в мир ритуалов, точности движения и комбинаций, передающихся в виде боевых традиционных форм в течение последних 500 лет.

Прежде всего, трудным оказалось начать двигаться по-самурайски. И дело даже не в центре тяжести, в рукопашке, чтобы не пропустить подсечку, его тоже надо занижать и прыгать также противопоказано. Здесь возникла другая проблема. Все это нужно было делать босиком, а я привык к кроссовкам, туфлям или, в крайнем случае, сапогам… Мои движения явно не устраивали преподавателя.

В Риге школу Кобудзюцу Таура Мусо Рю представляет  и руководит центром «Кисинтай» Владимир Юсупжанов – президент Латвийской федерации иайдо, вице-президент Латвийской федерации айкидо, 6 дан Мугэнрю хэйхо. Владимир Юсупжанов, ученик Юдзи Мацуоя, является техническим инструктором и официальным представителем школы Мугэнрю хэйхо в Латвии.

Для начала все было более-менее понятно… несложные связки на 1-3 движения… этакие  своеобразные базовые комбинации. Поклоны, ритуалы приветствия – более строгие, чем в обычных «наших» школах каратэ или Дзюдо… Долго думал, как к этому всему этикету относиться, учитывая, что меня интересует голая техника, потом решил – к этим ритуалам просто надо привыкнуть, а в чужой монастырь со своим уставом не ходят. 

Что касается приемов – в принципе они особо не отличаются от европейских – те же батманы, переводы, все те же 8 ударов, уколы. Только делают они это по-своему, манера движений другая. В общем, в борьбе с привычками и собственной моторикой прошли два первых месяца ожидания сенсея Мацуоя. И вот настал первый день семинара.

Сенсей соответствовал всем стереотипам, связанным с имиджем японского мастера боевых искусств. Маленький, плотный, с добродушным довольным лицом и постоянной улыбкой. Да, именно так должен выглядеть мастер, глава школы с 8 даном.

После исполнения первой же формы с мечом, которую, как мне казалось, все кроме меня делают отлично, по-самурайски, сенсей развеял наши иллюзии и объяснил, что то, что мы делаем, больше похоже на танцы, позерство, но никак не на бой на мечах. То, что мы делали, сенсей Мацуой называл – «плаваньем на татами», в том смысле, что мы выполняем упражнение как упражнение, а не как реальный блок или удар, способный разрубить человека.

Затем началась парная работа  (это тоже такие своеобразные формы из комбинаций 3-12 движений). К сожалению, спарринги они не практикуют, насколько я понимаю, как и в других классических школах кобудзюцу. И тут вскрылось куча ошибок, хотя мы пытались все делать максимально реально. Оказалось, что при отклонении направления разрубающего удара от заданного формой=идеала меч дает угол, при котором разрубание противника пополам уже невозможно (меч в ребрах застрянет, говорил сенсей)…

Конечно, такое знание анатомии для техники меча впечатлило, тем более что большинство школ европейского фехтования не может похвастаться такими знаниями. Хотя с другой стороны их представители никогда и не заморачивались принципом  – «одним ударом пополам».

В целом семинар показал, что вся техника в Кобудзюцу Таура Мусо Рю строится на шагах… Это примерно так, как фехтовали в Европе до изобретения выпада. Выпад присутствует, но неглубокий.

Система парирования сравнима с европейскими парированиями в верхний и нижний сектор (квартой, терцией, секундой и примой) но с некоторыми японскими особенностями и той разницей, что для японцев голова – это отдельный сектор, блокируя который, они несколько поднимают орудие, чтобы принять удар на сильную часть клинка. Возможно, это связано с тем, что, работая двумя руками, удары оказываются намного сильнее.

Конечно, работать, держа клинок двумя руками, что является визитной карточкой традиционного кендзюцу, оказалось очень непривычно, так как при этом существенно сокращается дистанция. К тому же, меч несравненно короче и легче европейского двурушника и в принципе легко позволяет работать одной рукой.

В целом, семинар для меня оказался очень интересным и познавательным. Повторюсь, что, к сожалению, в этой традиционной школе нет свободных спаррингов и некоторые мои сомнения довольно сложно проверить… Но этот опыт, хоть и короткий, все равно был очень позитивным и, думаю, оставил свой след в моей схеме движений и хоть на чуточку, но сделал меня японцем.

Тем более, что школа обладает действительно большим потенциалом, многообразием достаточно простых и от этого гениальных приемов и эффективных комбинаций, способных стать сокровищем в коллекции приемов любого фехтовальщика, занимающегося прикладным боем.

Могу от всего сердца порекомендовать эту школу всем тем, кто интересуется японской культурой. Тем, кого зачаровывает изящество ритуала и красота традиционных японских школ. Пусть не всегда понятные, но по древнему мудрые и проверенные многовековым опытом. Хочу посоветовать эту школу тем, кто готов усидчиво и многократно оттачивать мастерство одного движения, доводя его до совершенства. Тем, кто готов к труду над собой.

 

Я всегда с некоторым придыханием смотрел на мощь, мастерство и красоту японских самураев. Все-таки в этих узкоглазых парнях есть что-то завораживающее – один Кодекс Бусидо чего стоит.

Да и убивали они по-особому, красиво, что говорить – одежды, ритуалы, отношение к мечу…  Всегда хотелось попробовать, проверить это искусство на себе. Во многом это желание, видимо, было связано с фильмом «7 самураев» из детства….

Но речь не об этом, у нас в Латвии найти настоящего самурая не так-то просто. Но если задаться целью, возможно все.

Есть у нас такая школа, КИСИНТАЙ называется. Туда два раза в год приезжает известный японский мастер боевых искусств сенсей Юдзи Мацуой. Он настоящий японец, потомственный самурай и преподает он не новомодное кен-дo, а классическое кобудзюцу. А именно, семейную школу Кобудзюцу Таура Мусо Рю (кому интересно, вот ссылка на сайт школы в Интернете: www.kishintai.lv)

В школе преподается комплексный подход к изучению оружия: меч, палка, шест, нож и нагината… А также комплекс приемов без оружия – дзю-дзюцу. Причем  это – старая классическая школа, где можно увидеть ту технику самураев, как они бились и 500 лет назад…

Не правда ли заманчиво? Одна незадача, школа закрытая и на семинар сенсея Мацуоя так просто не попасть. Как говориться, посторонним вход воспрещен! Но как быть, если очень хочется взглянуть? Пришлось повязать белый пояс и отправиться записываться в школу еще за пару месяцев до приезда сенсея.

Итак, первая тренировка.  Прежде всего, очень порадовал зал и очень дружественное отношение к новичкам… Но скоро  радость закончилась, и пришло понимание, что самурай – это не просто фехтование, батманы и дистанция, а особая философия, особая манера движений и как следствие для меня – повальное переучивание…

Для меня, как человека по натуре раздолбайского, привыкшего к простому дрыномашеству, который максимум способен на салют перед началом свободного спарринга, оказалось очень сложным войти в мир ритуалов, точности движения и комбинаций, передающихся в виде боевых традиционных форм в течение последних 500 лет.

Прежде всего, трудным оказалось начать двигаться по-самурайски. И дело даже не в центре тяжести, в рукопашке, чтобы не пропустить подсечку, его тоже надо занижать и прыгать также противопоказано. Здесь возникла другая проблема. Все это нужно было делать босиком, а я привык к кроссовкам, туфлям или, в крайнем случае, сапогам… Мои движения явно не устраивали преподавателя.

В Риге школу Кобудзюцу Таура Мусо Рю представляет  и руководит центром «Кисинтай» Владимир Юсупжанов – президент Латвийской федерации иайдо, вице-президент Латвийской федерации айкидо, 6 дан Мугэнрю хэйхо. Владимир Юсупжанов, ученик Юдзи Мацуоя, является техническим инструктором и официальным представителем школы Мугэнрю хэйхо в Латвии.

Для начала все было более-менее понятно… несложные связки на 1-3 движения… этакие  своеобразные базовые комбинации. Поклоны, ритуалы приветствия – более строгие, чем в обычных «наших» школах каратэ или Дзюдо… Долго думал, как к этому всему этикету относиться, учитывая, что меня интересует голая техника, потом решил – к этим ритуалам просто надо привыкнуть, а в чужой монастырь со своим уставом не ходят. 

Что касается приемов – в принципе они особо не отличаются от европейских – те же батманы, переводы, все те же 8 ударов, уколы. Только делают они это по-своему, манера движений другая. В общем, в борьбе с привычками и собственной моторикой прошли два первых месяца ожидания сенсея Мацуоя. И вот настал первый день семинара.

Сенсей соответствовал всем стереотипам, связанным с имиджем японского мастера боевых искусств. Маленький, плотный, с добродушным довольным лицом и постоянной улыбкой. Да, именно так должен выглядеть мастер, глава школы с 8 даном.

После исполнения первой же формы с мечом, которую, как мне казалось, все кроме меня делают отлично, по-самурайски, сенсей развеял наши иллюзии и объяснил, что то, что мы делаем, больше похоже на танцы, позерство, но никак не на бой на мечах. То, что мы делали, сенсей Мацуой называл – «плаваньем на татами», в том смысле, что мы выполняем упражнение как упражнение, а не как реальный блок или удар, способный разрубить человека.

Затем началась парная работа  (это тоже такие своеобразные формы из комбинаций 3-12 движений). К сожалению, спарринги они не практикуют, насколько я понимаю, как и в других классических школах кобудзюцу. И тут вскрылось куча ошибок, хотя мы пытались все делать максимально реально. Оказалось, что при отклонении направления разрубающего удара от заданного формой=идеала меч дает угол, при котором разрубание противника пополам уже невозможно (меч в ребрах застрянет, говорил сенсей)…

Конечно, такое знание анатомии для техники меча впечатлило, тем более что большинство школ европейского фехтования не может похвастаться такими знаниями. Хотя с другой стороны их представители никогда и не заморачивались принципом  – «одним ударом пополам».

В целом семинар показал, что вся техника в Кобудзюцу Таура Мусо Рю строится на шагах… Это примерно так, как фехтовали в Европе до изобретения выпада. Выпад присутствует, но неглубокий.

Система парирования сравнима с европейскими парированиями в верхний и нижний сектор (квартой, терцией, секундой и примой) но с некоторыми японскими особенностями и той разницей, что для японцев голова – это отдельный сектор, блокируя который, они несколько поднимают орудие, чтобы принять удар на сильную часть клинка. Возможно, это связано с тем, что, работая двумя руками, удары оказываются намного сильнее.

Конечно, работать, держа клинок двумя руками, что является визитной карточкой традиционного кендзюцу, оказалось очень непривычно, так как при этом существенно сокращается дистанция. К тому же, меч несравненно короче и легче европейского двурушника и в принципе легко позволяет работать одной рукой.

В целом, семинар для меня оказался очень интересным и познавательным. Повторюсь, что, к сожалению, в этой традиционной школе нет свободных спаррингов и некоторые мои сомнения довольно сложно проверить… Но этот опыт, хоть и короткий, все равно был очень позитивным и, думаю, оставил свой след в моей схеме движений и хоть на чуточку, но сделал меня японцем.

Тем более, что школа обладает действительно большим потенциалом, многообразием достаточно простых и от этого гениальных приемов и эффективных комбинаций, способных стать сокровищем в коллекции приемов любого фехтовальщика, занимающегося прикладным боем.

Могу от всего сердца порекомендовать эту школу всем тем, кто интересуется японской культурой. Тем, кого зачаровывает изящество ритуала и красота традиционных японских школ. Пусть не всегда понятные, но по древнему мудрые и проверенные многовековым опытом. Хочу посоветовать эту школу тем, кто готов усидчиво и многократно оттачивать мастерство одного движения, доводя его до совершенства. Тем, кто готов к труду над собой.

 

Я всегда с некоторым придыханием смотрел на мощь, мастерство и красоту японских самураев. Все-таки в этих узкоглазых парнях есть что-то завораживающее – один Кодекс Бусидо чего стоит.

Да и убивали они по-особому, красиво, что говорить – одежды, ритуалы, отношение к мечу…  Всегда хотелось попробовать, проверить это искусство на себе. Во многом это желание, видимо, было связано с фильмом «7 самураев» из детства….

Но речь не об этом, у нас в Латвии найти настоящего самурая не так-то просто. Но если задаться целью, возможно все.

Есть у нас такая школа, КИСИНТАЙ называется. Туда два раза в год приезжает известный японский мастер боевых искусств сенсей Юдзи Мацуой. Он настоящий японец, потомственный самурай и преподает он не новомодное кен-дo, а классическое кобудзюцу. А именно, семейную школу Кобудзюцу Таура Мусо Рю (кому интересно, вот ссылка на сайт школы в Интернете: www.kishintai.lv)

В школе преподается комплексный подход к изучению оружия: меч, палка, шест, нож и нагината… А также комплекс приемов без оружия – дзю-дзюцу. Причем  это – старая классическая школа, где можно увидеть ту технику самураев, как они бились и 500 лет назад…

Не правда ли заманчиво? Одна незадача, школа закрытая и на семинар сенсея Мацуоя так просто не попасть. Как говориться, посторонним вход воспрещен! Но как быть, если очень хочется взглянуть? Пришлось повязать белый пояс и отправиться записываться в школу еще за пару месяцев до приезда сенсея.

Итак, первая тренировка.  Прежде всего, очень порадовал зал и очень дружественное отношение к новичкам… Но скоро  радость закончилась, и пришло понимание, что самурай – это не просто фехтование, батманы и дистанция, а особая философия, особая манера движений и как следствие для меня – повальное переучивание…

Для меня, как человека по натуре раздолбайского, привыкшего к простому дрыномашеству, который максимум способен на салют перед началом свободного спарринга, оказалось очень сложным войти в мир ритуалов, точности движения и комбинаций, передающихся в виде боевых традиционных форм в течение последних 500 лет.

Прежде всего, трудным оказалось начать двигаться по-самурайски. И дело даже не в центре тяжести, в рукопашке, чтобы не пропустить подсечку, его тоже надо занижать и прыгать также противопоказано. Здесь возникла другая проблема. Все это нужно было делать босиком, а я привык к кроссовкам, туфлям или, в крайнем случае, сапогам… Мои движения явно не устраивали преподавателя.

В Риге школу Кобудзюцу Таура Мусо Рю представляет  и руководит центром «Кисинтай» Владимир Юсупжанов – президент Латвийской федерации иайдо, вице-президент Латвийской федерации айкидо, 6 дан Мугэнрю хэйхо. Владимир Юсупжанов, ученик Юдзи Мацуоя, является техническим инструктором и официальным представителем школы Мугэнрю хэйхо в Латвии.

Для начала все было более-менее понятно… несложные связки на 1-3 движения… этакие  своеобразные базовые комбинации. Поклоны, ритуалы приветствия – более строгие, чем в обычных «наших» школах каратэ или Дзюдо… Долго думал, как к этому всему этикету относиться, учитывая, что меня интересует голая техника, потом решил – к этим ритуалам просто надо привыкнуть, а в чужой монастырь со своим уставом не ходят. 

Что касается приемов – в принципе они особо не отличаются от европейских – те же батманы, переводы, все те же 8 ударов, уколы. Только делают они это по-своему, манера движений другая. В общем, в борьбе с привычками и собственной моторикой прошли два первых месяца ожидания сенсея Мацуоя. И вот настал первый день семинара.

Сенсей соответствовал всем стереотипам, связанным с имиджем японского мастера боевых искусств. Маленький, плотный, с добродушным довольным лицом и постоянной улыбкой. Да, именно так должен выглядеть мастер, глава школы с 8 даном.

После исполнения первой же формы с мечом, которую, как мне казалось, все кроме меня делают отлично, по-самурайски, сенсей развеял наши иллюзии и объяснил, что то, что мы делаем, больше похоже на танцы, позерство, но никак не на бой на мечах. То, что мы делали, сенсей Мацуой называл – «плаваньем на татами», в том смысле, что мы выполняем упражнение как упражнение, а не как реальный блок или удар, способный разрубить человека.

Затем началась парная работа  (это тоже такие своеобразные формы из комбинаций 3-12 движений). К сожалению, спарринги они не практикуют, насколько я понимаю, как и в других классических школах кобудзюцу. И тут вскрылось куча ошибок, хотя мы пытались все делать максимально реально. Оказалось, что при отклонении направления разрубающего удара от заданного формой=идеала меч дает угол, при котором разрубание противника пополам уже невозможно (меч в ребрах застрянет, говорил сенсей)…

Конечно, такое знание анатомии для техники меча впечатлило, тем более что большинство школ европейского фехтования не может похвастаться такими знаниями. Хотя с другой стороны их представители никогда и не заморачивались принципом  – «одним ударом пополам».

В целом семинар показал, что вся техника в Кобудзюцу Таура Мусо Рю строится на шагах… Это примерно так, как фехтовали в Европе до изобретения выпада. Выпад присутствует, но неглубокий.

Система парирования сравнима с европейскими парированиями в верхний и нижний сектор (квартой, терцией, секундой и примой) но с некоторыми японскими особенностями и той разницей, что для японцев голова – это отдельный сектор, блокируя который, они несколько поднимают орудие, чтобы принять удар на сильную часть клинка. Возможно, это связано с тем, что, работая двумя руками, удары оказываются намного сильнее.

Конечно, работать, держа клинок двумя руками, что является визитной карточкой традиционного кендзюцу, оказалось очень непривычно, так как при этом существенно сокращается дистанция. К тому же, меч несравненно короче и легче европейского двурушника и в принципе легко позволяет работать одной рукой.

В целом, семинар для меня оказался очень интересным и познавательным. Повторюсь, что, к сожалению, в этой традиционной школе нет свободных спаррингов и некоторые мои сомнения довольно сложно проверить… Но этот опыт, хоть и короткий, все равно был очень позитивным и, думаю, оставил свой след в моей схеме движений и хоть на чуточку, но сделал меня японцем.

Тем более, что школа обладает действительно большим потенциалом, многообразием достаточно простых и от этого гениальных приемов и эффективных комбинаций, способных стать сокровищем в коллекции приемов любого фехтовальщика, занимающегося прикладным боем.

Могу от всего сердца порекомендовать эту школу всем тем, кто интересуется японской культурой. Тем, кого зачаровывает изящество ритуала и красота традиционных японских школ. Пусть не всегда понятные, но по древнему мудрые и проверенные многовековым опытом. Хочу посоветовать эту школу тем, кто готов усидчиво и многократно оттачивать мастерство одного движения, доводя его до совершенства. Тем, кто готов к труду над собой.

 

Мой первый учитель – Николай Монастырев

Очень сложно писать о человеке, который собственно и научил тебя двигаться… В прямом и переносном смысле. О человеке, который показал направление и открыл мир Боевых искусств, сказав, «хочешь развиваться – практикуй»!

Где бы я потом ни занимался, какие приемы и техники ни изучал, все равно чувствую на себе «Николаевскую» школу. Ну не могу я двигаться по другому.

Все-таки в рамках проекта «Проверено на себе» попробую написать и о его школе.

Мы познакомились, когда я еще учился в школе. У меня возникли некоторые проблемы со сверстниками. В то время я уже успел немного позаниматься дзюдо, таэквондо, кикбоксингом. Я сносно крутил нунчаки, и в принципе мне казалось, что я могу за себя постоять. Но, как говориться, на каждого сильного сильнее найдется, итак я столкнулся с проблемой.

Чтобы ее решить, я отыскал объявление о наборе в группу рукопашного боя и  отправился учиться. Первая же тренировка просто пленила меня. Никаких понтов, иногда свойственных восточным школам, каждое движение объяснялось дотошно – как, откуда берется сила удара и как заставить правильно двигаться тело. Реальные контактные спарринги при минимальном травматизме (синяки не в счет – они учат ). У Николая новички начинают работать с малого темпа и по мере совершенствования  контроля своего тела увеличивают скорость своих ударов. Так, постепенно толчок с вложением веса тела превращается в удар.

Система раскруток, ключей и специальных упражнений – отлично развивает тело и учит двигать именно те мышцы, которые надо, отключая те, которые в этот момент мешают.

Благодаря такой работе, сейчас я могу с гордостью сказать, что могу скопировать  практически любое движение или удар или очень быстро ему научиться, «подтянув»  растяжку и физуху.

На тренировках практиковалась работа без оружия (в основном ударная техника), работа с палкой, ножом и против ножа, а также психотехники и медитации.

Уже через пару месяцев занятий свои «проблемы» в школе я решил… Причем  оказались они чисто психологическими. Да и спарринговать я стал значительно лучше. Но особый подход настоящего учителя заставил остаться и заглянуть внутрь себя. Найти в рукопашном бое нечто большее, чем способ «наказать» нескольких хулиганов.

Кроме прикладухи у Монастырева я приобщился и к русской кулачной традиции. Об этом я здесь не буду много писать, а скорее всего посвящу отдельную тему.

Оговорюсь только, что рукопашные практики Николая Монастырева, другое слово здесь вряд ли подойдет, это кроме всего прочего и особое отношение к спаррингу – бою. Кулачному Бою, как рефлексии над своим внутренним миром. Своими внутренними проблемами, агрессиями, конфликтами. Такая драка – это своеобразная медитация в движении, раскрывающая через «потешный» бой ответы на вопрос – Кто ты? И что ты на самом деле хочешь? И в конечном счете учащая любви. 

Именно за особое отношение к спаррингу, умение двигаться, понимание пути воина я буду всегда благодарен своему первому учителю.

Но жизнь не стоит на месте, человек двигается вперед, меняются цели и восприятия своего я. На каком-то этапе мне перестал быть интересен бой без оружия. Так устроена жизни, и это нормально, что наши пути разошлись и теперь пересекаются время от времени. Хотя я прекрасно понимал, что как ученик школы Монастырева я еще не изучил всего, что может дать мастер и навсегда останусь недоучкой.

Недавно подсчитывал и сам удивился – у Монастырева я в общей сложности отзанимался 10 лет.

Убежден, что это Мастер с большой буквы, у которого есть чему поучится. И если вы хотите честно посмотреть внутрь себя и познакомиться с настоящим мастером русской воинской традиции, загляните в школу Н. Монастырева «Правь» и, возможно, вы тоже задержитесь там лет на 10, а может и больше. 

Очень сложно писать о человеке, который собственно и научил тебя двигаться… В прямом и переносном смысле. О человеке, который показал направление и открыл мир Боевых искусств, сказав, «хочешь развиваться – практикуй»!

Где бы я потом ни занимался, какие приемы и техники ни изучал, все равно чувствую на себе «Николаевскую» школу. Ну не могу я двигаться по другому.

Все-таки в рамках проекта «Проверено на себе» попробую написать и о его школе.

Мы познакомились, когда я еще учился в школе. У меня возникли некоторые проблемы со сверстниками. В то время я уже успел немного позаниматься дзюдо, таэквондо, кикбоксингом. Я сносно крутил нунчаки, и в принципе мне казалось, что я могу за себя постоять. Но, как говориться, на каждого сильного сильнее найдется, итак я столкнулся с проблемой.

Чтобы ее решить, я отыскал объявление о наборе в группу рукопашного боя и  отправился учиться. Первая же тренировка просто пленила меня. Никаких понтов, иногда свойственных восточным школам, каждое движение объяснялось дотошно – как, откуда берется сила удара и как заставить правильно двигаться тело. Реальные контактные спарринги при минимальном травматизме (синяки не в счет – они учат ). У Николая новички начинают работать с малого темпа и по мере совершенствования  контроля своего тела увеличивают скорость своих ударов. Так, постепенно толчок с вложением веса тела превращается в удар.

Система раскруток, ключей и специальных упражнений – отлично развивает тело и учит двигать именно те мышцы, которые надо, отключая те, которые в этот момент мешают.

Благодаря такой работе, сейчас я могу с гордостью сказать, что могу скопировать  практически любое движение или удар или очень быстро ему научиться, «подтянув»  растяжку и физуху.

На тренировках практиковалась работа без оружия (в основном ударная техника), работа с палкой, ножом и против ножа, а также психотехники и медитации.

Уже через пару месяцев занятий свои «проблемы» в школе я решил… Причем  оказались они чисто психологическими. Да и спарринговать я стал значительно лучше. Но особый подход настоящего учителя заставил остаться и заглянуть внутрь себя. Найти в рукопашном бое нечто большее, чем способ «наказать» нескольких хулиганов.

Кроме прикладухи у Монастырева я приобщился и к русской кулачной традиции. Об этом я здесь не буду много писать, а скорее всего посвящу отдельную тему.

Оговорюсь только, что рукопашные практики Николая Монастырева, другое слово здесь вряд ли подойдет, это кроме всего прочего и особое отношение к спаррингу – бою. Кулачному Бою, как рефлексии над своим внутренним миром. Своими внутренними проблемами, агрессиями, конфликтами. Такая драка – это своеобразная медитация в движении, раскрывающая через «потешный» бой ответы на вопрос – Кто ты? И что ты на самом деле хочешь? И в конечном счете учащая любви. 

Именно за особое отношение к спаррингу, умение двигаться, понимание пути воина я буду всегда благодарен своему первому учителю.

Но жизнь не стоит на месте, человек двигается вперед, меняются цели и восприятия своего я. На каком-то этапе мне перестал быть интересен бой без оружия. Так устроена жизни, и это нормально, что наши пути разошлись и теперь пересекаются время от времени. Хотя я прекрасно понимал, что как ученик школы Монастырева я еще не изучил всего, что может дать мастер и навсегда останусь недоучкой.

Недавно подсчитывал и сам удивился – у Монастырева я в общей сложности отзанимался 10 лет.

Убежден, что это Мастер с большой буквы, у которого есть чему поучится. И если вы хотите честно посмотреть внутрь себя и познакомиться с настоящим мастером русской воинской традиции, загляните в школу Н. Монастырева «Правь» и, возможно, вы тоже задержитесь там лет на 10, а может и больше. 

Очень сложно писать о человеке, который собственно и научил тебя двигаться… В прямом и переносном смысле. О человеке, который показал направление и открыл мир Боевых искусств, сказав, «хочешь развиваться – практикуй»!

Где бы я потом ни занимался, какие приемы и техники ни изучал, все равно чувствую на себе «Николаевскую» школу. Ну не могу я двигаться по другому.

Все-таки в рамках проекта «Проверено на себе» попробую написать и о его школе.

Мы познакомились, когда я еще учился в школе. У меня возникли некоторые проблемы со сверстниками. В то время я уже успел немного позаниматься дзюдо, таэквондо, кикбоксингом. Я сносно крутил нунчаки, и в принципе мне казалось, что я могу за себя постоять. Но, как говориться, на каждого сильного сильнее найдется, итак я столкнулся с проблемой.

Чтобы ее решить, я отыскал объявление о наборе в группу рукопашного боя и  отправился учиться. Первая же тренировка просто пленила меня. Никаких понтов, иногда свойственных восточным школам, каждое движение объяснялось дотошно – как, откуда берется сила удара и как заставить правильно двигаться тело. Реальные контактные спарринги при минимальном травматизме (синяки не в счет – они учат ). У Николая новички начинают работать с малого темпа и по мере совершенствования  контроля своего тела увеличивают скорость своих ударов. Так, постепенно толчок с вложением веса тела превращается в удар.

Система раскруток, ключей и специальных упражнений – отлично развивает тело и учит двигать именно те мышцы, которые надо, отключая те, которые в этот момент мешают.

Благодаря такой работе, сейчас я могу с гордостью сказать, что могу скопировать  практически любое движение или удар или очень быстро ему научиться, «подтянув»  растяжку и физуху.

На тренировках практиковалась работа без оружия (в основном ударная техника), работа с палкой, ножом и против ножа, а также психотехники и медитации.

Уже через пару месяцев занятий свои «проблемы» в школе я решил… Причем  оказались они чисто психологическими. Да и спарринговать я стал значительно лучше. Но особый подход настоящего учителя заставил остаться и заглянуть внутрь себя. Найти в рукопашном бое нечто большее, чем способ «наказать» нескольких хулиганов.

Кроме прикладухи у Монастырева я приобщился и к русской кулачной традиции. Об этом я здесь не буду много писать, а скорее всего посвящу отдельную тему.

Оговорюсь только, что рукопашные практики Николая Монастырева, другое слово здесь вряд ли подойдет, это кроме всего прочего и особое отношение к спаррингу – бою. Кулачному Бою, как рефлексии над своим внутренним миром. Своими внутренними проблемами, агрессиями, конфликтами. Такая драка – это своеобразная медитация в движении, раскрывающая через «потешный» бой ответы на вопрос – Кто ты? И что ты на самом деле хочешь? И в конечном счете учащая любви. 

Именно за особое отношение к спаррингу, умение двигаться, понимание пути воина я буду всегда благодарен своему первому учителю.

Но жизнь не стоит на месте, человек двигается вперед, меняются цели и восприятия своего я. На каком-то этапе мне перестал быть интересен бой без оружия. Так устроена жизни, и это нормально, что наши пути разошлись и теперь пересекаются время от времени. Хотя я прекрасно понимал, что как ученик школы Монастырева я еще не изучил всего, что может дать мастер и навсегда останусь недоучкой.

Недавно подсчитывал и сам удивился – у Монастырева я в общей сложности отзанимался 10 лет.

Убежден, что это Мастер с большой буквы, у которого есть чему поучится. И если вы хотите честно посмотреть внутрь себя и познакомиться с настоящим мастером русской воинской традиции, загляните в школу Н. Монастырева «Правь» и, возможно, вы тоже задержитесь там лет на 10, а может и больше. 

Очень сложно писать о человеке, который собственно и научил тебя двигаться… В прямом и переносном смысле. О человеке, который показал направление и открыл мир Боевых искусств, сказав, «хочешь развиваться – практикуй»!

Где бы я потом ни занимался, какие приемы и техники ни изучал, все равно чувствую на себе «Николаевскую» школу. Ну не могу я двигаться по другому.

Все-таки в рамках проекта «Проверено на себе» попробую написать и о его школе.

Мы познакомились, когда я еще учился в школе. У меня возникли некоторые проблемы со сверстниками. В то время я уже успел немного позаниматься дзюдо, таэквондо, кикбоксингом. Я сносно крутил нунчаки, и в принципе мне казалось, что я могу за себя постоять. Но, как говориться, на каждого сильного сильнее найдется, итак я столкнулся с проблемой.

Чтобы ее решить, я отыскал объявление о наборе в группу рукопашного боя и  отправился учиться. Первая же тренировка просто пленила меня. Никаких понтов, иногда свойственных восточным школам, каждое движение объяснялось дотошно – как, откуда берется сила удара и как заставить правильно двигаться тело. Реальные контактные спарринги при минимальном травматизме (синяки не в счет – они учат ). У Николая новички начинают работать с малого темпа и по мере совершенствования  контроля своего тела увеличивают скорость своих ударов. Так, постепенно толчок с вложением веса тела превращается в удар.

Система раскруток, ключей и специальных упражнений – отлично развивает тело и учит двигать именно те мышцы, которые надо, отключая те, которые в этот момент мешают.

Благодаря такой работе, сейчас я могу с гордостью сказать, что могу скопировать  практически любое движение или удар или очень быстро ему научиться, «подтянув»  растяжку и физуху.

На тренировках практиковалась работа без оружия (в основном ударная техника), работа с палкой, ножом и против ножа, а также психотехники и медитации.

Уже через пару месяцев занятий свои «проблемы» в школе я решил… Причем  оказались они чисто психологическими. Да и спарринговать я стал значительно лучше. Но особый подход настоящего учителя заставил остаться и заглянуть внутрь себя. Найти в рукопашном бое нечто большее, чем способ «наказать» нескольких хулиганов.

Кроме прикладухи у Монастырева я приобщился и к русской кулачной традиции. Об этом я здесь не буду много писать, а скорее всего посвящу отдельную тему.

Оговорюсь только, что рукопашные практики Николая Монастырева, другое слово здесь вряд ли подойдет, это кроме всего прочего и особое отношение к спаррингу – бою. Кулачному Бою, как рефлексии над своим внутренним миром. Своими внутренними проблемами, агрессиями, конфликтами. Такая драка – это своеобразная медитация в движении, раскрывающая через «потешный» бой ответы на вопрос – Кто ты? И что ты на самом деле хочешь? И в конечном счете учащая любви. 

Именно за особое отношение к спаррингу, умение двигаться, понимание пути воина я буду всегда благодарен своему первому учителю.

Но жизнь не стоит на месте, человек двигается вперед, меняются цели и восприятия своего я. На каком-то этапе мне перестал быть интересен бой без оружия. Так устроена жизни, и это нормально, что наши пути разошлись и теперь пересекаются время от времени. Хотя я прекрасно понимал, что как ученик школы Монастырева я еще не изучил всего, что может дать мастер и навсегда останусь недоучкой.

Недавно подсчитывал и сам удивился – у Монастырева я в общей сложности отзанимался 10 лет.

Убежден, что это Мастер с большой буквы, у которого есть чему поучится. И если вы хотите честно посмотреть внутрь себя и познакомиться с настоящим мастером русской воинской традиции, загляните в школу Н. Монастырева «Правь» и, возможно, вы тоже задержитесь там лет на 10, а может и больше.